Из анализа арбитражной практики видно, что чуть ли не 80% выводов налоговых органов построены исключительно на допросах свидетелей. Дешево (по сравнению с экспертизой) и сердито. Поговорили с глазу на глаз с кем-нибудь из сотрудников - и дефекты в документах тут же находятся, и сделка фиктивной признается. А человек сказал лишь пять слов: "Товара на складе не было". Или даже: "Не видел". В общем, ценность свидетельских показаний невероятно высока, и налоговые органы сейчас берутся за допросы с удесятеренной энергией.

"Вызывает как-то глуповатый и хамоватый налоговый инспектор к себе в кабинет свидетеля и грозно спрашивает... А свидетель ему и отвечает..." В конце такого анекдота находчивый свидетель, по примеру Иванушки-дурачка, должен выйти сухим из воды, заставив ненаходчивого инспектора заблудиться в трех соснах.

Свидетель "хороший" и "плохой"

Неявка может обернуться проблемами. А может ли свидетель не ходить на допрос в ИФНС, если в повестке не указано, о каком налогоплательщике будут спрашивать? Нет, не может, следует из Решения ФНС России от 05.12.2018 N СА-2-9/1927@, опубликованного на сайте налогового ведомства. Мотивировка: в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо (кроме малолетних, а также адвокатов и аудиторов), которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. При этом Налоговым кодексом не предусмотрено при направлении повестки и вызове свидетеля на допрос указывать информацию о наименовании налогоплательщика, в отношении которого проводятся мероприятия налогового контроля.

Но вообще свидетель, если можно так сказать, гибкий материал. Он может вспомнить, а может не вспомнить; может обвинить, а может оправдать. Свидетельские показания могут стать доказательством как налогового правонарушения, так и его отсутствия. Исходя из этого в последнем случае показания могут просто "забыть" приобщить к делу.

Есть и другие методы. Например, допрошенные работники могут "не признать" спорных контрагентов по той простой причине, что их об этом никто не спрашивал. Нередко мне как адвокату приходилось буквально заставлять инспектора вписать в протокол ту информацию, которой обладал свидетель и которая была ему, инспектору, "не интересна".

Вообще, лучше приходить с адвокатом - не сочтите за рекламу. Хотя инспекторы, разумеется, это не приветствуют. Когда человек приходит в незнакомую обстановку, с ним разговаривают люди в погонах, когда он толком не знает своей ответственности - это стресс. С ним обязательно нужно провести предварительный инструктаж, успокоить его, рассказать о задачах и ответственности. В любом случае, когда рядом находится "доктор", "больному" спокойнее. Во-вторых, адвокат контролирует процедуру допроса, фиксирует нарушения и следит, чтобы все важные слова попали в протокол. В-третьих, адвокат понимает, что именно интересует проверяющего и какие вопросы задаются. Наконец, он отводит некорректные вопросы и вопросы, не относящиеся к предмету спора. Когда заводится речь о личных вещах, которые не связаны с проверкой, следует спокойно и четко дать понять: не надо провоцировать свидетеля и задавать вопросы, не относящиеся к предмету проверки.

Если говорить об адвокате, то он при необходимости может допросить свидетеля повторно, в том числе у нотариуса, и задать ему те вопросы, которые не были заданы, или уточнить какие-то моменты. Правда, суд может не признать доказательством письменные пояснения свидетеля, составленные адвокатом, как не соответствующие требованиям Арбитражного процессуального кодекса. В моей практике подобное случалось. Чтобы такого не произошло, свидетель должен быть готов выступить в суде и подтвердить сказанное под присягой, то есть уже будучи предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных сведений в суде.

На заметку. Штрафы за неявку на допрос или для дачи пояснений относительно небольшие. Поэтому многие свидетели решают, что тратить свое время на поездки в инспекцию нет смысла. Зная это, проверяющие иногда идут на уступки и встречаются со свидетелями за пределами инспекции (чаще всего по месту их жительства). А вот получение показаний по телефону противоречит "свидетельской" статье 90 НК РФ.

Популярные уловки инспекторов

Юрист может противодействовать уловкам инспектора, которых довольно много.

  • "Зачем юрист? Нам юрист не нужен!" На одном из допросов инспектор занес в протокол, казалось бы, опасную фразу: "свидетель пояснил при помощи адвоката". Я вписываю замечание: "Адвокат предложил свидетелю на выбор несколько вариантов ответа, из которых свидетель сам выбрал правильный". Там была вариация на тему "не помню" или "не знаю". "Не знаю" - значит и не должен был знать, а "не помню" - возможно, и было, но точно сказать затрудняюсь, забыл. Поэтому настаивайте на присутствии юриста, он бывает полезен.
  • "Не хочу слышать то, что мне невыгодно". Бывают такие допросы, когда инспектору не интересно получить информацию. Допрос свидетеля длится пять минут, а инспектор говорит: "Мы вас вызвали случайно". Десять свидетелей прошло, и все как под копирку. Неужели инспектор и правда всех вызывает случайно?

Скорее всего, он просто не хочет слышать правду, например, о том, что спорные контрагенты реально работали с компанией. Свидетель в свою очередь вправе давать как краткий, так и развернутый ответы. Например, в ответ на вопрос о должностных обязанностях можно вставить: "...но мне помогали контрагенты, которых я знаю и сейчас вам назову. Запишите фамилии, адреса, телефоны". Я присутствовал на таких допросах. Мы приобщали к протоколу по три страницы дополнений. Это были показания свидетеля про то, что важно, - информация, которую инспектор не хотел услышать. Поэтому надо настаивать на развернутых ответах. Если инспектор их не внесет, в протоколе можно написать замечание: "Показания, данные свидетелем, не внесены в протокол". Инспекторы этого не любят и почти всегда соглашаются записать все произнесенное свидетелем.

  • "Хочу услышать пустоту". Это ситуации, когда бухгалтера спрашивают про склад, а кладовщика - про бухгалтерию. Разумеется, бухгалтер отвечает: "Я не знаю, как выглядит товар на складе", а кладовщик - "Я не знаю, как ведется бухучет". И тогда налоговая берет два протокола допроса и делает вывод: "У них никто ничего не знает, товара не было и бухучет не ведется! Посмотрите, никто не в курсе дел! Что там вообще происходит?!"
  • "Мы так близки, что слов не нужно". Ну, или "мастерство художественного перевода". Имеется в виду собственная интерпретация ответа свидетеля. Когда допрашивающее лицо говорит: "Я правильно понял, что ваша договорная работа ведется так?" И рассказывает свою вариацию. Свидетель точно пояснить не может и отвечает: "Ну, хорошо, давайте запишем, как вы говорите". И просто подписывает чужие слова. Подгонка ответов свидетеля под нужную формулу - это, по сути, фальсификация доказательства и ничто иное.
  • "И, словно мухи по пятам, ходят слухи по домам". Вызывают уборщицу или уволенного работника и просят: "Расскажите, как ваш директор принимал решения. Не знаете ли вы о существовании черной бухгалтерии?" У свидетелей сразу повышается самооценка, возникает жажда социальной справедливости, и они говорят: "Сейчас я про нашего директора и бухгалтера все вам расскажу". И тут идет поток информации, которую свидетель "добыл" из слухов, сплетен, пересудов, телепередач, бульварной прессы, криминальных новостей. Но человек, который не может точно назвать источник своей информации, - не свидетель, а сплетник.
  • "Нам уже все известно". Ну да, прямо с порога так и говорят свидетелю. Не уточняя, впрочем, зачем тогда вызвали его. Дают шанс совесть облегчить, чтобы спалось спокойнее? Из арсенала следователей по уголовным делам, откровенный "развод". Часто говорят так: "Только что приходил еще один свидетель, он говорил совсем другое. А вы пытаетесь обелить, выгородить". Эта уловка срабатывает на психологически неподготовленных людях. Они рассуждают так: "Если все говорят одинаково, то и я скажу так же". Не попадайтесь на эту уловку. Говорите только то, что вы лично знаете. Свидетель не связан показаниями других.
  • "Приглашение в плавание". По сути, из арсенала специалистов по НЛП, "забалтывание". Инспектор спрашивает: "Зачем нужна была компания, которая вам оказывала услуги? Вы же грамотный, компетентный специалист, у вас два высших образования и высокий оклад. Как вы можете привлекать другого специалиста, если отлично знаете данную тему? Согласитесь, это была лишняя услуга, вы и так все знали?" Это сбивает человека с толку и заставляет его давать нужные инспектору ответы. Он "плывет" и отвечает: "Да, у меня много высших образований. Я не знаю, зачем мне нужен был этот консультант. Мне сказали его спрашивать, вот я и спрашивал".

Более уверенный в себе свидетель объяснит: "Поскольку цена ошибки была высокой, а внешний консультант обязан снимать мои сомнения, его экспертиза страховала нашу фирму от убытков, а меня - от увольнения и потери большого оклада".

  • Коварные "зачем?" и "почему?". Да, это форменные вопросы-"паразиты". Если свидетель - рядовой исполнитель, он может не знать ответов на эти вопросы. Ему сказали сделать, он сделал. Но если человек принимает решения, например является директором или управляющим, он обязан пояснить, почему обратился к контрагенту и зачем ему это было нужно. Таким образом, будет обоснована деловая цель сделки.
  • "Уж полночь близится..." Ночной фактор негативно влияет на достоверность показаний свидетеля. Вызывают человека поздно вечером, и он до 12 ночи дает показания. А потом объясняет: "Я же хотел все рассказать!" Проблема в том, что здесь включается психологический фактор. Человека тянет домой, он хочет побыстрее оказаться в своей квартире и лечь спать. Мы присутствовали на допросах, когда свидетель говорил: "У меня заканчивается рабочий день. Мне надо ребенка из детского сада забирать, поэтому в 18:00 я ухожу из инспекции". Налоговая - это не силовой орган. Вас не закуют в наручники и не арестуют. Поэтому ставьте свои условия. Пусть допросы планируются так, чтобы они проходили днем. Да, в Налоговом кодексе нет запрета на допросы по ночам. Но здесь допустимо применение аналогии. Уголовно-процессуальный кодекс не зря запрещает ночные допросы (с 22:00 до 06:00). В данном случае это правило тоже применимо.

"Под крышей дома своего". Допросы по месту жительства свидетеля законом не запрещены, и многие свидетели пускают инспекторов к себе в квартиру. Там идут разговоры по душам, и в результате получаются самые плохие показания. Так происходит потому, что человек оказывается в некомфортной обстановке: незнакомые люди, рядом - домашние, которые раздражены незваными гостями. С одной стороны - хочется их поскорее выпроводить, а с другой - это люди в погонах, которым нужно помочь. Свидетель пытается соблюсти приличия и, возможно, даже говорит не то, что было на самом деле.

Мы рекомендуем свидетелям в подобном случае вежливо предложить инспектору вызвать его на допрос повесткой. Тогда появится возможность взять с собой юриста, прийти в рабочее время и, не стесняясь домашних условий, дать достоверные показания. Тем более согласно Конституции у каждого есть право на неприкосновенность жилища - право не пускать без судебного решения любого, хоть с погонами, хоть с корочками.

  • "Силовое сопровождение". Допросов с участием полицейских бояться не надо. Следует иметь в виду, что полицейских часто привлекают специально, чтобы создавать давящую атмосферу. Поэтому лучше, чтобы вас допрашивали в инспекции. В такой ситуации надо пользоваться своими правами, а не идти на поводу. Если налоговикам нужна информация, они найдут правильное время, чтобы допросить свидетеля в правильном месте. Инспектор, скорее всего, будет просто вынужден согласиться на его условия.
  • "Не верь, не бойся, не проси". На самом деле золотые правила поведения на допросе в налоговой несколько иные, но бояться действительно не стоит. Смысла нет. Свидетель должен говорить только то, что он знает. И делать это спокойно и уверенно. Нет ничего приятнее, чем говорить правду. Если вас пугают уголовной ответственностью или, наоборот, говорят, что за обман ничего не будет, знайте: это неправда. За дачу заведомо ложных показаний статьей 128 НК РФ предусмотрен штраф - 3 000 рублей. В налоговых отношениях свидетелей не привлекают к уголовной ответственности. Это надо знать, чтобы понимать свои риски.

Помните, свидетель - это очевидец, который присутствовал при событиях, сам что-то исполнял, наблюдал и сам об этом должен знать. Пересказ сплетен и слухов, как в приведенном примере с уборщицей или уволенным работником, недопустим. Будьте внимательны. И если вы сами работаете со свидетелями, настраивайте их, чтобы они говорили только о том, что знают сами, лично, очно; что входит в их компетенцию.

Да, инспектор вправе формулировать вопросы так, как он задумал. В этом смысле он, что называется, хозяин вопросов. Но в таком случае свидетель, по аналогии, хозяин ответов. У инспектора есть своя стратегия и тактика допроса. Он понимает, какую информацию хочет получить или не получить. А свидетель, повторюсь, вправе давать подробные развернутые ответы.

М. Троекуров, к. ю. н., адвокат

Подписано в печать 26.02.2019

Статья: Убрать свидетеля (Троекуров М.) ("Практическая бухгалтерия", 2019, N 3) КонсультантПлюс

Статья: Критическая точка. Как рассчитать точку безубыточности (Бурсулая Т.) («Финансовая газета», 2019, N 4) {КонсультантПлюс}